Все, кто соприкасался с Путиным, кто вляпался в него, стали намного хуже

by IrinaMod
24 views

Путин обладает удивительным даром превращать в дерьмо все, к чему он прикасается. События последних дней наглядно демонстрируют, как люди, которые могли бы стать не такими уж плохими, превратились в очень плохих по той причине, что на их жизненном пути повстречался Путин и они оказались втянуты в его орбиту. Сергей Кириенко и Павел Крашенинников, Никита Михалков и убитый только что «хозяин Выборга» Петров,  и еще тысячи других – по сути, вся страна вляпалась в Путина, превратившись в гору «вторичного продукта».

  1. Зачем Никита Михалков взял себе геральдический девиз Аракчеева?

В день 75-летия Михалкова Путин подарил ему ювелирное украшение в виде золотой висюльки в виде звездочки, которую эти люди между собой почему-то называют «золотая медаль Героя труда Российской Федерации». Помимо этого Путин решил поздравить Михалкова лично и сделал это дистанционно. Вот так:

75-летний успешный мужчина изображает волнение подростка, который впервые признается в любви, говорит сбивчиво, повторяя одни и те же слова:

«Владимир Владимирович, дорогой, Вы все знаете, все понимаете, я поверьте искренне, искренне, предан без лести».

Про холуйство Михалкова много сказано до меня, сказано мной и будет еще много сказано после меня. Я сейчас не про холуйство.

 «Без лести предан» — это геральдический девиз Аракчеева.

Михалков не может этого не знать. Михалков не может не знать что такое аракчеевщина. Михалков не может не знать, как к начальнику Императорской канцелярии и военных поселений относились просвещенные люди того времени и их потомки.

«Всей России притеснитель,
Губернаторов мучитель
И Совета он учитель,
А царю он — друг и брат.
Полон злобы, полон мести,
Без ума, без чувств, без чести,
Кто ж он? Преданный без лести,

Бл@ди грошевой солдат».

Последнюю строчку эпиграммы, которую Пушкин посвятил Аракчееву, я прочитать не могу – Роскомнадзор не велит матом ругаться, даже вслед за классиком.

Есть выражения, которые сами по себе неплохи, но скомпрометированы историческими привязками настолько, что мало-мальски образованный человек их физиологически не может на себя примерять. Например, «ка?ждому своё» suum cuique [суум куиквэ] —  каждому по его заслугам — классический принцип справедливости. Но после того, как нацисты повесили этот лозунг над входом в концентрационный лагерь Бухенвальд, — Jedem das Seine – эта фраза, звучавшая нормально из уст Платона и Цицерона, стала вонять Третьим рейхом. Как и слова «Труд освобождает», висевшие над воротами «Освецима».

Уверен, что еще 20 лет назад Михалков не стал бы вешать себе на грудь геральдический лозунг малограмотного любителя муштры и фрунта. Но дружба с Путиным, двадцать лет усердного лизания начальственного зада и почти десять лет бесогонства превратили нормального советского приспособленца в посмешище и карикатуру на самого себя.

  1. История деградации Павла Крашенинникова – от либерала до автора «закона Омерты» для судей КС.

Клишас и Крашенинников внесли в закон о КС поправку о том, что судья «не вправе обнародовать особое мнение или мнение в какой-либо форме или публично на него ссылаться». Это выглядит абсурдом даже на общем фоне продукции бешеного принтера, поскольку возводит в ранг закона мафиозные нормы Омерты – член мафии должен молчать о делах мафии.  

Обнародование своего особого мнениями судьями КС до сих пор играло роль крайне важную, поскольку демонстрировало пример нормальности в ненормальном мире.

В 2014 году судья КС Владимир Ярославцев в своем особом мнении высказывался против закона об НКО-«иностранных агентах». В 2019 году судья Константин Арановский называл запрет на участие иностранцев в СМИ признаком цензуры и критиковал российскую систему образования. И это было очень важно, давало надежду. Теперь Клишас и Крашенинников эту надежду отняли. Клишас ясен, равен себе, а потому неинтересен. Не таков Павел Владимирович Крашенинников. 

При Ельцине Павел Владимирович дослужился до министра юстиции, ни в каких особых безобразиях и людоедствах замечен не был. При раннем Путине избирался в Госдуму от Союза правых сил, председателем которого в тот момент был Борис Немцов, а в руководство входили Егор Гайдар, Ирина Хакамада и Сергей Кириенко.

 Но мгновенно сориентировался и вступил во фракцию «Единая Россия» и в дальнейшем прочно связал себя с партией жуликов и воров. В последнее время подает законопроекты на пару с Клишасом. И вот, финал – создание мафиозного закона Омерты для судей КС. Вот уж действительно, вляпался.

  1. Как Кириенко после санкций превратился в Шарикова

Калмыкия может стать мировым центром электронной музыки, а Иваново — современной моды, сообщил первый замруководителя администрации президента РФ Сергей Кириенко. Понимаю, что, поскольку автор этих слов не известный «политолог» Марков, а Кириенко, то вы вправе мне не поверить на слово, поэтому не ограничусь пересказом, а приведу цитату полностью:

«Может быть, неожиданно, а может быть, логично то, что сегодня Калмыкия со своими уникальными культурными особенностями потихоньку становится и может всерьёз стать столицей мировой электронной музыки», — заявил Кириенко во время конференции креативных индустрий, проходящей в рамках фестиваля «Таврида Арт Moscow». После чего собрался с духом, решил окончательно добить рассудок и добавил:

«Иваново ассоциируется с производством тканей, но город может стать российской, а может, и мировой столицы современной моды». 

Кого-то он мне напоминает… Кажется, вот этого героя:

Сергей Владиленович – первый зам. главы путинской апэшечки, Герой России и одновременно фактически международный преступник под санкциями в связи с отравлением Навального.

Жизнь Сергея Владиленовича делится на три части: до 1997 года это обычный человек, немножко карьерист, немножко приспособленец, но вполне в меру, без крайностей, заслуживающих осуждения. В 1997 году Немцов привез Кириенко в Москву и убедил Ельцина назначить его заместителем министра. Так Кириенко стал «молодым реформатором», а через год и премер-министром, заслужившим почетное звание «кидер-сюрприз» за дефолт, который случился сразу после его назначения. Но Кириенко еще не «герой» и не преступник.

Начало движения в эту сторону произошло в 1999 году, когда Кириенко пошел в Госдуму во главе списка СПС под лозунгом «Путина в президенты – Кириенко в Думу. Молодых надо». Путин оценил  и наградил Кириенко переводом в апэшечку. Прочно связав себя с Путиным, Кириенко стал соучастником, а в некоторых случаях и исполнителем многих путинских преступлений. Например, в 2001 возглавил Комиссию по тому самому химическому разоружению, которого, как сейчас выяснилось, так и не произошло. Став ответственным за внутреннюю политику соучаствовал в узурпации власти путем подтасовки выборов и подавлении протестов. И вот финал – международные санкции.

Думаю, что такого Сергей Владиленович не ожидал. Волнуется. Мозг кипит и выдает всякую чушь про Элисту как мировую музыкальную столицу и про межпланетный шахматный турнир в Иваново…

  1. Убийство «нехозяина Выборга». При чем здесь Путин?

В Ленинградской области застрелен депутат городского собрания Выборга, предприниматель Александр Петров, которого СМИ много лет называли «хозяином города».

Смерть любого человека – трагедия, насильственная – тем более. Александр Петров был частью т.н. «организованной спортивности» которая владела Питером и его окрестностями в 90-х и одним из кураторов которой от власти был Владимир Путин. У меня нет точных данных о личном знакомстве убитого «нехозяина» Выборга с Путиным. Почти наверняка они встречались. Другом Александра Петрова был старый знакомый Путина Илья Трабер, который проходил по делу русской мафии в Испании и был объявлен в международный розыск.

Более подробный и обстоятельный портрет питерского криминального спрута, в центре которого стоял Путин, можно увидеть в книге Дмитрия Запольского «Путинбург», которую я рекомендую всем желающим познакомиться с этапами становления нынешнего мафиозно-фашистского режима в России.

Ссылку на электронную версию книги «Путинбург» дам в комментарии.

Я не знаю, как сложилась бы судьба Александра Петрова, если бы под руководством нынешнего президента России Петербург не превратился в Путинбург. Возможно, он бы стал тренером по боксу и был бы сейчас жив. Возможно, его все равно убили бы, как убили многих подельников Путина из того «путинбургского» периода. Важнее другое. То, что все кто соприкасался с Путиным, кто вляпался в него, стали намного хуже. К России это тоже относится. В первую очередь…

С вами был Игорь Яковенко в 70-м выпуске программы «Послевкусие». До встречи в программе «Медитация», в которой мы, как обычно, будем думать вместе.

Игорь Александрович Яковенко

Похожие публикации