Ракетное топливо и красный прилив. Что известно об отравлении Камчатки спустя три недели

by IrinaMod
6 views

Цветение токсичных морских водорослей — одна из основных версий экологической катастрофы на Камчатке сегодня. Про утечку отравляющих веществ с военных объектов, расположенных на полуострове, вспоминают все реже. Хотя камчатские серфингисты во время первых признаков отравления жаловались на боль в глазах, першение в горле, тошноту — признаки, похожие на те, что бывают при контакте с ракетным топливом.

Ученые химического факультета МГУ им. Ломоносова нашли на Камчатке следы ракетного топлива. Это два продукта распада гептила — нитрозодиметиламин и тетраметилдватетразен. Об этом сообщил ютуб-канал «Редакция». Гептил — это компонент ракетного топлива, и наличие в воде продуктов его распада может говорить о наличии самого топлива в той же воде. Ученые предполагают, что именно гептил мог запустить «красный прилив», по-другому — цветение водорослей, которые выделяют опасные токсины. Химики из МГУ были первыми, кто сделал анализ на продукты распада гептила. До этого анализ проводили только на сам гептил — и он не был обнаружен.

Позже ученый-эколог Георгий Каваносян в своем телеграм-канале уточнил, что эта находка пока ни о чем не говорит: непонятно, как и когда продукты распада гептила попали в воду, вещество подтвердилось лишь в одной из двадцати взятых проб, а его концентрация была очень низкой. Поэтому с помощью этой новости пока нельзя подтвердить или опровергнуть какую-либо из версий загрязнения воды на Камчатке.

Однако предположить, как гептил оказался в воде, все же можно: на Камчатке много военных объектов, включая военный полигон Радыгино, на которых может храниться ракетное топливо — фильтрат оттуда мог в океан унести подземный поток.

В некоторых СМИ появлялась информация, что на полигоне Радыгино хранится около 300 тонн ракетного топлива еще с 1998 года: в 2000 году его хотели утилизировать и решили сжечь, но после того, как ядовитый дым достиг населенных пунктов, перестали. Сам полигон расположен в пригороде Петропавловска-Камчатского в 10 километрах от океанского побережья. Рядом с Радыгино нет действующих речных русел, но неподалеку есть сухие русла — во время дождей они наполняются и вытекают в океан. Однако доказать наличие ракетного топлива на полигоне или опровергнуть нельзя: доступ к объекту имеет только Министерство обороны, которое никак не участвует в расследовании инцидента. Также известно, что в 2002 году Министерство природных ресурсов Камчатского края выявило на полигоне загрязнение почвы, подземных и поверхностных вод несколькими видами ядохимикатов.

«В малой Лагерной бухте, которая находится внутри Авачинской бухты, действительно очень много военных полигонов, но к Радыгино это не имеет никакого отношения», — рассказал «МБХ медиа» представитель Greenpeace Василий Яблоков, который уже почти месяц находится на Камчатке, исследуя территорию и пытаясь разобраться в причинах экологической катастрофы. «Ни мы, ни государство, ни надзорные органы не могут исследовать военные объекты. Это может происходить только с ведома Министерства обороны. Мне неизвестно, проводились ли какие-то исследования вместе с Министерством обороны».

При этом 5 октября на сайте правительства Камчатки появилось сообщение о том, что на Радыгинском полигоне проводится проверка и специальная комиссия обследует объект, а губернатор Солодов также заявлял, что полигон регулярно обследуется Минприроды Камчатского края и Роспотребнадзором.

Среди легких симптомов отравления гептилом в разных источниках указаны раздражение органов дыхания, катаральное воспаление верхних дыхательных путей катаральный конъюнктивит, головная боль.

Первым об утечке с Радыгинского полигона заговорил Владимир Бурканов, сотрудник Камчатского института географии ДВО. Об этом он написал в комментариях в фейсбуке под постом руководителя организации «Экологическая вахта Сахалина» Дмитрия Лисицына. По словам Лисицына, бывший солдат, служивший как раз на этом полигоне, рассказал, что все симптомы, которые люди испытывали в морской воде, больше всего напоминают реакцию на ракетное топливо. Бурканов считает, что контейнеры могли проржаветь и топливо вместе с осадками потечь вниз.

«Я еще не успел выехать на Камчатку, а уже написал запрос в Министерство обороны и три других ведомства, чтобы они посодействовали нам в поиске, —рассказывает „МБХ медиа“ Василий Яблоков. — Официальный ответ от Минобороны еще не пришел, но в СМИ они сразу попросили их не обвинять в отравлении Камчатки: с Тихоокеанским флотом и всеми военными частями на Камчатке все хорошо, так что нечего тут разводить панику. Поэтому мы очень осторожны в своих формулировках».

Почти ни одну версию отравления не исследовали так, чтобы ее можно было полностью исключить. Но есть версии, которые очень сложно или практически невозможно проверить, потому что место, откуда можно взять пробы на анализы или хотя бы визуально оценить его состояние, находится вне зоны досягаемости. Василий Яблоков рассказал, что есть некие захоронения на дне океана, которые почти невозможно проверить, есть грунтовые воды, через которые «тоже может просачиваться что угодно: в том числе и с полигона с ядохимикатами или других мест, которые невозможно обследовать. Все, что можно визуально обследовать, было обследовано».

Скрыть какую-то утечку или аварию на местных закрытых объектах, по мнению Яблокова, было невозможно. «К ситуации было приковано огромное общественное внимание, и в интересах каждого человека, прилетевшего на Камчатку — а прилетело их очень много — было первым обнародовать какую-нибудь информацию».

Яблоков рассказал, что на полуострове очень много военных частей: «Напротив Петропавловска-Камчатского есть закрытый военный город Вилючинск, по Авачинской бухте плавают подводные лодки. Когда мы по побережью ехали к Халактырскому пляжу, мы заметили, что куда ни глянь — везде есть какая-нибудь военная часть. Если рассуждать логически, то можно предположить, что у всех этих частей есть какое-нибудь топливо. Сказать, что это могло вытечь откуда угодно, тоже нельзя, иначе это было бы заметно».

Известно, что в 2015 году недалеко от Халактырского пляжа произошла утечка гептила на базе подводных лодок Вилючинск: вещество вытекло из корпуса ракеты при ее перезагрузке с транспортного корабля, а военные просто смыли вещество в море.

«Важно продолжать исследовать всю эту историю, потому что это нетривиальная задача», — считает Яблоков. Пока что действительно нет доказательств ни у одной из версий: ни у версии с красными приливами, ни у версии с отравлением токсичными отходами.

Похожие публикации