Дежурный по Мордору

by IrinaMod
152 views

На смерть Жванецкого

Об умершем Михаиле Жванецком или хорошо — или ничего, кроме правды. Которая заключается в том, что и сатирик он был хороший (точнее, не сатирик — юморист, мы же помним по рязановскому «Гаражу», что сатиры как жанра в СССР не было, просто на фоне советской казенщины и пошлости а-ля Петросян это действительно было как глоток свежего воздуха), и орден от Путина принял, когда его родина истекала от пролитой Путиным крови.

В один ряд с Захаровым, Табаковым, Баталовым, Гергиевым, Спиваковым я бы Жванецкого не поставил, потому что он, в отличие от них, не одобрил российскую агрессию. Но казус Жванецкого, его конформизм, соглашательство с путинским режимом еще печальнее, потому что он, в отличие от них, не украинских граждан, гражданин Украины (видимо, бывший?), одессит (а бывших одесситов не бывает, подтверждением чему все творчество Жванецкого), принял орден от Путина в то время, когда в результате российской агрессии гибли его бывшие сограждане и земляки-одесситы. Это обстоятельство отягчающее.

И ведь кто заставлял? Что бы ему было, если б на 85-летие, за полтора года до смерти, он не принял орден? — А ничего бы не было.

Некролог бы точно не подпортил.

Но дело, кстати, не только и не столько в этом злосчастном ордене, сколько в самом факте после 2014 года постоянной работы Жванецкого на канале путинских информационных войск, ведущих войну против Украины. Очень двусмысленном факте. В том, что он живет в столице Мордора, является звездой его ТВ, ему, кумиру миллионов россиян, бешено аплодируют большей частью те же, что радовались возвращению Крыма в родную гавань, — для уроженца Украины это как минимум очень двусмысленное положение.

Ну представьте себе, как отнеслись бы, допустим, французы к своему соотечественнику, знаменитому писателю или журналисту, который бы в годы Второй мировой войны, живя в рейхе, работал на Геббельс-радио или в «Штурмовике» Штрайхера, даже при том, что сам бы он ни в каких погромных передачах не участвовал и никакие погромные статьи не писал. А просто забавлял бы бюргеров, что, собственно, все эти годы и делал Жванецкий.

Я думаю, во Франции такой писатель подвергся бы остракизму — вроде как Кнут Гамсун в Норвегии (я не сравниваю Жванецкого с откровенным коллаборационистом Гамсуном, иначе мне не было бы надобности выдумывать гипотетический пример с французским писателем). А в нашей традиции, причем не только со стороны россиян, но и многих украинцев, почему-то считается нормальным со снисхождением относиться к подобному, пусть и косвенному, коллаборационизму, когда уроженец Украины, нисколько не рефлексируя, живет в свое удовольствие в стране-агрессоре, убившей полтора десятка тысяч украинских граждан, забавляет россиян в меру своего недюжинного таланта, получая взамен жизненный комфорт, славу, почет и народную любовь. Ну как же, он — талант, такие рождаются раз в столетие, и значит — ему простительны человеческие слабости. И вообще — прекратите требовать от Паваротти умения прыгать в высоту!

Не хочется говорить очевидные, ставшие банальными вещи, но с таланта — и больший спрос. Не нужно мне никакое самое талантливое, самое гениальное искусство, когда оно предает самое себя. Призывая нас сеять разумное, доброе, вечное — само либо идет в услужение к серийному кремлевскому Чикатило, либо стоит отстраненно в стороне, с упоением развлекая публику, как будто ничего не происходит.

Я нисколько не злорадствую, по-человечески я скорблю о смерти Михаила Жванецкого, но если брать его творческую судьбу — то это ее очевидное предательство. И что мне до его таланта и искрометных шуток, когда он веселил и развлекал тех, кого всегда высмеивал, а теперь и тех, кто убивал его соотечественников. И получал у агрессора зарплату, вполне довольный жизнью и собой.

Так что по поводу ордена мы зря удивлялись, зря сокрушались — как же так? Орден — это было уже вторично, это было логично, это было следствие. Это было предопределено всем его прежним конформизмом. По неумолимой логике драматургии мордорской действительности, человек, согласившийся работать на путинском ТВ, в качестве следующего шага уже не мог не принять награду от начальника Мордора. Сатирика, в подлинном значении этого слова, Путину никогда не пришло бы в голову награждать орденом.

Се ля ви. Такова жизнь в Мордоре.

Вадим Зайдман

Похожие публикации