Гибридная принудиловка

by PesArkadiy
60 views

Раньше идея принудительной вакцинации гневно отвергалась, теперь в ходу другая формулировка

В Москве теперь снова разрешено сидеть на скамейках в парках. Видимо, мэрия провела переговоры с вирусом и достигнуто полное взаимопонимание относительно парков и скамеек. Ну, или у мэра появилось немножко мозгов, хотя вероятнее все-таки успешное проведение переговоров.

Можно поздравить российский народ — теперь гибридная война режима Путина пришла и на нашу территорию. «Нас там нет», «Форму можно купить в любом военторге» и иные циничные шуточки верховного лидера — они теперь и для нас.

Выглядит гибридная война против российского народа вполне по схеме: верховное начальство грозно супит брови и твердо заявляет о том, что никакой принудительной вакцинации нет, не будет и вообще — как вы могли об этом подумать? А региональные власти явочным порядком эту принудительную вакцинацию начинают вводить. Предполагать, что делается это на свой страх и риск и откровенно против воли вышестоящего руководства — столь же нелепо, как и предположить, что известный «Бук» был переброшен на Донбасс неким «гражданским обществом», про которое перед появлением «Бука» на Донбассе распинался Кургинян.

Другой вопрос, что конкретику региональные власти будут решать непосредственно на месте, но сам факт того, что принудительная вакцинация не включенной в Национальный календарь прививок вакциной проводится уже в открытую незаконно — это и есть война против населения страны в чистом виде.

При этом федеральные власти незаметно изменили риторику — если раньше гневно отвергалась идея принудительной вакцинации вообще, то теперь в ходу другая формулировка — обязательной вакцинации «на всей территории России» не будет. «На всей» — не будет. А в отдельных местностях? А если в эти отдельные местности попадут, скажем, 70 или 80 регионов — это тоже будет считаться, что «на всей» территории принудительные процедуры не введены?

К чему спешка — понятно. Вопрос политический. Развитые страны уже достигли 60% показателя или близки к нему. Даже развивающиеся скоро подойдут к экватору. А Россия — она даже не в отстающих. Она в низу всех списков. Что подрывает авторитет и главное — обнуляет перспективы российских аналогов не имеющих вакцин. Вполне резонный вопрос — если вы, ребята, у себя провести вакцинацию не можете, то куда вы со свиным рылом в чужой калашный ряд? А это уже вопрос, относящийся к развернутой «войне вакцин», в которой Кремль вдрызг проигрывает. Почти всухую, как российская футбольная сборная.

Так что закон — побоку. Главное — результат. И неважно, что вакцина, сделанная против «итальянского» штамма начала 20 года, не гарантирует результат против «индийского» штамма весны 21 года. Плевать. Главное — цифры. А хоронить будем потом. На войне, как вы понимаете, без потерь не бывает. А если война гибридная — то и потери тоже будут гибридными. Мы их припрячем и заявлять не будем, как потери в Сирии или ЦАР, или Мозамбике, или Украине. Нас ведь там нет, значит — нет и потерь.

Вокруг ситуации с вакцинацией в России возникает вполне очевидная линия если не разлома, то серьезного напряжения. И социального, и политического. Власть, пойдя на принудительную вакцинацию явочным порядком, вполне может получить реакцию, ничуть не менее жесткую, чем с пенсионной реформой, а точнее — грабежом, когда у людей фактически были украдены 5 лет и положенные им в эти пять лет выплаты. Кстати, обещание того, что нынешние пенсионеры за счет повышения пенсионного возраста остальных получат ощутимые прибавки, тоже оказались враньем — рост пенсионных выплат за период с момента повышения пенсионного возраста, мягко говоря, не впечатляет.

Но мы о вакцинации. Понятно, что региональная власть, продавливая решение о принудительном характере этого мероприятия, действует заодно с федеральной. Обычное разделение ответственности — федеральная власть делает вид, что она здесь ни при чем, и происходящее — инициатива региональных властей. Губернаторы же перед населением не несут никакой ответственности, их начальство — в Кремле, а потому если будет указание — они свое население живьем закопают в чернозем и ни разу не поморщатся. Благо других не берут в губернаторы.

Однако противодействие живодерам вполне очевидно. Оно носит пассивный характер, оно исповедует доктрину бездеятельного сопротивления, но в любом случае это очевидный бойкот. Велик соблазн объявить сомневающихся и активных противников этого мероприятия варварами, современными луддитами, препятствующими прогрессу — но таковых на сегодняшний момент 87 процентов населения. Это те, кого еще предстоит вакцинировать. Когда у вас почти 90 процентов людей не желают добра, то возникает вполне резонный вопрос — а добро ли это?

Безусловно, всегда есть некоторое количество откровенных городских сумасшедших, которые выступают против прививок и вакцин вообще. В принципе. И крайне велик соблазн всех сомневающихся в конкретно этой прививке записать в эту категорию. Но 87 процентов сумасшедших — это как-то великовато и многовато. Логика подсказывает, что люди обеспокоены не вакцинацией вообще, а конкретно этой. Крайне сомнительной, потенциально опасной и с неизвестными последствиями в будущем. Разговоры про то, что «у них там» прививаются все поголовно, работают плохо. В первую очередь потому что «там» вакцинируются все-таки не «аналоговнеимеющими» вакцинами, а во-вторых, «там» они могут хоть на голове стоять. А мы живем конкретно здесь. При совершенно конкретной власти, которая нас люто ненавидит и дает этому сотни примеров. И почему мы вдруг должны проникнуться к ней любовью и верой — неясно.

В чем проблема принудительного вакцинирования людей, которые пассивно, но категорически этому сопротивляются? В том, что теперь любое осложнение после вакцинации (и даже неважно, связано ли оно с ней или нет) будет восприниматься этими людьми особенно остро. Одно дело, когда ты доброволец, и как-то, но принимаешь риски на себя. Другое — когда тебя загоняют на процедуру против твоей воли, и ты вдруг получаешь резкое ухудшение здоровья. Отношение к такому повороту событий будет совершенно иным.

В свое время уже были разнообразные чумные, картофельные и прочие бунты. Власть уверенно идет по этой дороге и готовит почву для волнений на медицинскую тематику. Будь общая обстановка постабильнее, можно было бы не особо беспокоиться. Но обстановка крайне далека от стабильной. Она близка к критической, что бы на этот счет не показывали сервильные социологические опросы. Уже приходит время «черных лебедей» — и откуда именно они прилетят — вопрос крайне интересный. При этом они всегда прилетают по одной и той же причине — их приманивает власть, принимая идиотские решения одно за другим.

Мюрид Эль

(Орфография и стилистика автора сохранены)

Похожие публикации