«Новая газета» вскрыла схему фабрикации уголовных дел по терроризму против мигрантов

by PesArkadiy
17 views

«Новая газета» написала о схеме, по которой полицейские фабрикуют административные дела, после чего их фигуранты становятся обвиняемыми по особо тяжким уголовным статьям. Жертвами подобной схемы, говорится в исследовании, становятся мигранты.

Журналисты проверили судебные акты на предмет совпадения фамилии и инициалов подвергнутых множественным административным арестам по статьям 20.1 («Мелкое хулиганство») и 19.3 («Неповиновение законному распоряжению сотрудника полиции») с фамилиями и инициалами тех, в отношении кого следственные органы выходили в суд с ходатайствами об аресте по обвинению в уголовном преступлении, и выявили тем самым потенциальных жертв такой схемы.

Журналисты отобрали только те административные дела, между которыми проходило не более 17 суток (15 суток — максимальный срок административного ареста плюс двое суток — максимальное время задержания без судебного решения). Также журналисты утверждают, что отсеяли тех, кто в действительности попался и на административном, и на уголовном преступлении (обычно бытового характера).

Одной из жертв фабрикации мог стать Рамазон Давлатов. В декабре 2017 года и начале января 2018 года он семь раз привлекался к административной ответственности и провел под арестом около 25 суток. Ему вменяли мелкое хулиганство и неподчинение требованиям полицейских. Под последний административный арест Давлатова поместили 3 января 2018 года, а уже 11 января его поместили в СИЗО как подозреваемого по части 2 статьи 205.5 УК РФ («Участие в деятельности организации, которая в соответствии с законодательством Российской Федерации признана террористической»). 4 апреля 2019 года 2-м Западным окружным военным судом в отношении него был вынесен обвинительный приговор, но какой именно и за что — неизвестно.

Другой заключенный, Билолдин Паттаев, впервые был задержан в ночь на 23 июня 2020 года за мелкое хулиганство и в тот же день был оштрафован. Вечером того же дня его снова задержали за неповиновение законным требованиям сотрудника полиции и арестовали на 15 суток. Сразу после выхода из спецприемника Паттаева поместили в СИЗО по подозрению в терроризме, обвинив его и его «подельника» Шахзода Икрома Умматкулова в подготовке теракта в день проведения парада Победы 24 июня 2020 года. В апреле этого года 2-й Западный окружной военный суд признал Паттаева виновным в содействии террористической деятельности и приговорил к восьми годам лишения свободы, из них три — в тюрьме.

Инвалид по слуху четвертой степени Талант Онуров был задержан 11 октября 2019 года неподалеку от отделения полиции по району Котловка. Он получил 10 суток административного ареста. После освобождения 21 октября на выходе из спецприемника Онурова встретили знакомые. Но в этот же день в метро сотрудники полиции вновь задержали его с друзьями за совершение мелкого хулиганства, двое его знакомых были отпущены. Ему назначили 8 суток административного ареста. В день освобождения из-под административного ареста, 29 октября, Онурова приехала встречать мать, но вместо освобождения из спецприемника его вывел неизвестный мужчина в гражданском, посадил в автомобиль и увез в неизвестном направлении. 3 ноября Черемушкинский районный суд арестовал Онурова по уголовному делу о терроризме, а в феврале 2019 года его приговорили к семи годам лишения свободы по обвинениям в покушении на совершение теракта и публичные призывы к осуществлению террористической деятельности в интернете.

Издание описывает еще ряд аналогичных случаев с оговоркой, что изучались лишь московские дела.

«Почему речь идет именно о «схеме»? Каждому, кто знает уголовное право и практику по «доброкачественным» уголовным делам, понятно, что нормальных террористов, бандитов, воров и убийц так никто не ловит. Человека, которого подозревают в преступлении, берут под стражу в уголовно-правовом порядке на основании каких-то улик, а не в административном — за плевок на тротуаре. Улики находят в ходе следственных действий: допросов, обысков, изъятий, оперативно-разыскных мероприятий. А не в результате «прессования» человека. Здесь же все наоборот: сначала арест, потом улики», — отмечают журналисты.

Похожие публикации